Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
15 апреля, чт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
15 апреля, чт

ЛЕГЕНДА МИЛИЦИИ

8 ноября 2013
0

Все мы, школьники восьмидесятых, помним и чтим Любовь Давыдовну. Сообщение о том, что она в школе, дисциплинировало даже отличников.
– Строгость была необходима. Не всегда разговор «по-хорошему» приводил к положительным результатам.
Пришла на работу в правоохранительные органы в 1976 году, в детскую комнату милиции. «Построже» просили быть не только учителя в школе, но и родители. Помню один случай. Из Новоберезовки привез отец сына, а у  того характеристика – хоть сегодня в тюрьму сажай. Стала с парнем работать. С отцом договорились о взаимных действиях, объяснила, что сына его я никуда не заберу, но напугать его, «разрисовав» его возможную дальнейшую судьбу, должна. Через месяц, когда они вновь приехали ко мне, у ребенка характеристика была, хоть в комсомол сразу же принимай.

– Любовь Давыдовна, зная вас сейчас, понимаю, что  по натуре вы очень добрый человек.
– Приходилось быть строгой, строгость нагонять на себя, хотя я доброжелательный человек, как вы подметили. Сердце болит, если кому-то плохо. Мне надо «ринуться в бой» и помочь советом, делом, материально.

– В детской комнате милиции вы работали не одна?
– С Тамарой Александровной Козловой, она очень нежный и доброжелательный человек. Бывало, в беседе я разойдусь, она вставит слово веско и по-деловому. Еще работали с Татьяной Александровной Стасенко.

– Любовь Давыдовна, у вас четкий поставленный голос. От природы   он вам дан или профессионально приобретен?
– До милиции я работала в  школе. Окончила  педагогическое училище в 1969 году и до 1977 года трудилась в системе образования. За это время окончила филологический факультет педагогического института, получив специальность учителя русского языка и литературы.
Но все же считаю, что голос мне передался от отца. Если он говорил, у него как по-печатному получалось. Ни повторить, ни переспросить желания не появлялось – очень строгий был, нас строго воспитывал. Но я благодарна ему за это.
Говорить громко я научилась, работая в интернате Идринской школы. В то время там проживало более ста детей. Если говорить тихо, тебя никто  просто не услышит.

– А как из школы попали в милицию?
– Пригласила меня Тамара Козлова. Мы в дружеских отношениях с ней, учились вместе в педучилище. Зная мой характер, отношение к работе, приняли в правоохранительные органы. Работать в милиции мне нравилось. Постоянно в движении, ездить много приходилось. Я апрель-май  в кабинете практически не бывала. Когда оканчивался учебный год, успевала объехать все школы, провести по классам лекции и беседы.

– Любовь Давыдовна, я тоже помню, вы очень часто посещали школу. Это было регламентировано должностными инструкциями или ваша инициатива?
– По собственной инициативе я каждую неделю была в школе. Работа инспектора по делам несовершеннолетних заключается не в том, чтобы прийти, когда что-то свершилось, и карать. Детям всегда свойственно ошибаться.
И чтобы предотвратить  как можно больше нарушений, мы с Тамарой Александровной решили каждую неделю бывать в Идринской средней школе и СПТУ, чуть реже выезжали в школы района. Профилактика – самое основное направление в деятельности инспектора по делам несовершеннолетних.  Мы полностью отдавались работе.
Бывая в школе, проводили профилактические беседы индивидуально с каждым, кто, по мнению учителей, вел себя плохо. Выписывала их оценки, доводила до сведения родителей итоги успеваемости. Я педагог и видела, если у кого-то выходила двойка за четверть, то он учил уроки у меня в кабинете в инспекции по делам несовершеннолетних. Таких одновременно у меня было и по одиннадцать-тринадцать человек. Неуспевающих практически в Идринской школе не было. Я считала, если ученик успешен в учебе – значит, ему комфортно в школе, не пропал интерес к познанию и меньше остается времени для всяких глупостей.
– Любовь Давыдовна, не только неуспевающих в школе не было. Наверняка и рост преступности среди несовершеннолетних был нулевым.
– Не нулевым, конечно, но работу по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних мы проводили колоссальную. За работу несколько раз присваивали звание «Лучший инспектор по делам несовершеннолетних» в крае, наша инспекция признавалась лучшей, имею медали «За безупречную службу» 2 и 3 степени.
Особенно больно было, когда не получалось ребенка отвоевать у «судьбы-злодейки». Помню случай,  когда с утра меня  поздравили с очередным присвоенным званием, а с обеда звонят и говорят, что наш подросток в Абакане совершил тройное убийство. Учась на курсах водителей, проживал у дальних родственников на квартире. Услышал, что им должны отдать деньги. Его же семья в деревне очень плохо жила материально: отца не было, мать тяжело болела.  Магическое слово «деньги» стало  решающим в совершении тяжкого преступления – убийства всей семьи.

– Его, конечно же, посадили…
– И все же  инспектора детской комнаты милиции прилагали все усилия не допустить, чтобы подросток сел в тюрьму. Для несовершеннолетних в то время существовала  отсрочка исполнения приговора. Мы старались все возможное и невозможное сделать, чтобы подросток не ушел в  тюрьму. По работе мне приходилось бывать в Красноярской (Березовской),  Омской и Абаканской колониях для несовершеннолетних. Видела и хорошо понимала, что ни одна колония, ни одна мера, связанная с лишением свободы, не способна перевоспитать подростка и  сделать из него человека.  Колония – это не то место, где должны находиться дети.
Но тем не менее случалось, что подростки попадали за решетку. Некоторые писали письма-обращения к другим ребятам. Отрывки из них я зачитывала на лекциях, беседах  с подростками, давала читать самостоятельно, чтобы лучше доходило до сознания. Мы старались, работали, понижали преступность, как могли.

– Любовь Давыдовна, ко всем ли детям вы относились одинаково? К самым неуправляемым хулиганам  было отношение иным?
– В основном, мне все дети нравились одинаково. Более трудным я старалась уделить больше внимания. Может, кому-то из них и их родителям я надоедала, приходя к ним и по вечерам, и в выходные. У меня были юные помощники: «Отряд юных друзей милиции» и «Дзержинец»  – ребята постарше. Мне очень нравились ребята из Отрока,  Женя Коновальчук, Миша Имашов, Володя Дорофеев и другие. Любимчиков у меня не было, все ребята были на равных.

– Всем старались помочь. Многие добро ваше помнят. Благодарят при встрече?
– Добро больше помнят те, кому доставалось больше всех. Как только ни появятся в районе Олег Граф, Вася Патрикеев и другие, обязательно придут с благодарностью. При встрече многие останавливаются: «Век вас не забуду, столько вы для меня сделали, если бы не вы, путного человека из меня бы не  получилось». Кого-то узнаю, кого-то нет. Но всегда радостно на душе – не зря жизнь живу.
Я сейчас не безучастна, если кому-то надо помочь. Недавно в больнице лежала. В палате со мной женщина два дня наблюдала за мной, потом говорит: «Кому расскажу, что Давыдовна такой доброй души человек, не  поверят. Все помнят вас ту, с металлическим характером». «Поверят, – отвечаю, – многие  уже знают меня другую, сегодняшнюю».

– Вот и недавно совсем, вы в редакцию заходили, говорили, что спешите к бабушке…
– У бабушки нет никого. Так получилось, что и дети, и внуки ушли в мир иной, правнуки в городе  живут. Вот мы вместе с соседями ее после инсульта выхаживали. Сейчас ее правнуки забрали.

– Она, наверное, не единственная, кому вы помогли?
– Конечно нет. Ко мне обращаются за советом, люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию. В свое время я помогла прийти досрочно двум ребятам  из армии: их там избивали жестоко. Родители ездили в армию: без толку. Обратились ко мне. Вместе мы написали письмо руководителям военных округов, где служил и тот и другой. Описала ситуацию, обратилась по-матерински за помощью. Обоих ребят комиссовали по состоянию здоровья.  Один  при встрече поклонится обязательно – в знак благодарности.

– Любовь Давыдовна, вы много советов людям даете. А вы помните какой-либо совет, который вам пригодился в жизни?
– Ну, так сразу и не вспомнить. Ко мне люди тоже хорошо относились, знакомых много у меня. Я выручаю – меня выручают.

– Ваши принципы, которыми вы руководствуетесь в жизни.
– Я стараюсь никого не обидеть, быть справедливой, порядочной. Стараюсь вести правильный образ жизни. Вышла замуж, 44-й год вместе живем, вырастили двоих детей.

– Какую черту характера вы не приемлете?
– Мне не нравится, когда говорят неправду. Я за любую правду: за хорошую или плохую. Никогда никого не обманываю – это главное правило в моей жизни.

– Любовь Давыдовна, какая радость у вас в жизни?
– Самая большая радость – это внуки и дети. Если у них все хорошо, то и у нас тоже. Старший внук оканчивает Абаканский колледж, отделение права. Внучка учится  в 7 классе. Столько наград и медалей всяких имеет! Ребенок многогранный: все сумею, все успею. И самый маленький – 6 лет в сентябре исполнилось – радость великая. Вся жизнь наша во внуках.

– Любовь Давыдовна, продолжите фразу «На необитаемый остров с собой бы я взяла…»
– Своего мужа, детей, внуков, Тамару Александровну Козлову, своего сердечного друга.
А вообще-то в жизни много хороших людей вокруг меня было. Надежные и преданные славные ребята – сотрудники милиции.
Пользуясь случаем, поздравляю своих сослуживцев, ветеранов милиции, с профессиональным праздником. Поздравляю и ныне действующий состав отдела полиции. Желаю здоровья, успехов, благополучия.
– И вас, Любовь Давыдовна, с Днем милиции!
Ирина Филиппова
Фото из семейного архива
Любови Гришковой

"Идринский вестник" Редакция газеты
adv banner
adv banner