Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
24 июня, чт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
24 июня, чт

ВОИН-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ

6 ноября 2014
0

Выполнил интернациональный долг и Сергей Овсянников. После призыва он прошел курс молодого бойца в учебке в Туле, получил специальность механика-водителя. Службу нес в полку связи. Полк базировался в Калуге. Сергей в расположении подразделения бывал редко, больше в командировках по всему Подмосковью. Это был 1979 год, когда обострились конфликты Советского Союза со многими странами. Вот  в Подмосковье создавался третий пояс противоракетной обороны. А связисты обеспечивали сообщение  ракетных точек – устанавливали оборудование, прокладывали кабель.

В декабре 1979 года Сергей Овсянников получил приказ явиться в полк. Командование сформировало батальон и объявило солдатам, что предстоит командировка в одну из азиатских стран. Родным сообщать ничего не нужно, пишите, что все хорошо. Адреса нет – только номер полевой почты. Погрузили технику, солдат рассредоточили по вагонам и отправили в Термез. Пока ехали, наступил  1980 год,  год ввода советских войск в Афганистан. В Термезе подготовили технику, и по понтонному мосту через Амударью, своим ходом через перевал Саланг прибыли в Кабул.

Боевые действия еще не достигли широкого размаха, поэтому роль наших солдат сводилась к восстановлению объектов жизнедеятельности в столице Афганистана. Связисты должны были заниматься своим делом, но  прокладка кабельной связи была отменена. Ребят задействовали на  охране объектов и специалистов. Сергей с сослуживцами обеспечивали безопасность топографов, занимающихся ремонтом здания Кабульского аэропорта и взлетно-посадочной полосы. Именно тогда Овсянников впервые повстречался с представителем местного населения. Солдатам выдавали памятку, в которой настоятельно, в целях личной безопасности, рекомендовали ограничивать контакты с афганцами. Во-первых, многие оказывались сторонниками экстремистов и были настроены враждебно. Во-вторых, в стране, пережившей несколько государственных переворотов,  здравоохранение было практически уничтожено. Различные болезни распространялись очень быстро, поэтому русские старались избегать встреч с местным населением. Тем не менее общение приходилось поддерживать.

Мужчина появился,  словно из-под земли, прямо перед Сергеем. Жестом показал, что хочет закурить. Парень протянул ему сигарету, афганец был безмерно счастлив. Так же жестами стал приглашать в гости. Жилье у него и в самом деле под  землей – так жили многие бедные афганцы, у  которых были разрушены дома. Мужчина показал, что в землянке находятся дети, вроде как гарант безопасности. Однако Сергей помнил рекомендации, ведь не один доверчивый солдат погиб, обманувшись показным гостеприимством. Это в лицо афганцы улыбались, а стоило повернуться спиной – убивали.

Особой  «популярностью» у экстремистов пользовались офицеры. Уничтожить командира – значит дезорганизовать подразделение. А главная причина – за убитого офицера выплачивались большие деньги. Соответственно, для  нищего народа это был источник средств существования. «Вычисляли» командиров по блестящим звездочкам на погонах и другим знакам отличия. Поэтому из Союза пришел приказ офицерам переодеться в полевую форму, чтобы не выделяться в общей массе военных. А высокопоставленных обеспечили охраной. Сергею Овсянникову доверили охранять полковника, который занимался строительством и восстановлением  коммуникаций. Сопровождали командира во всех поездках. Поневоле пришлось охранникам участвовать в переговорах с представителями министерства обороны Афганистана, с местным населением. Приходилось ездить по объектам: советские специалисты восстанавливали разрушенные здания, строили новые и прокладывали коммуникации во многих городах страны.

Батальон же располагался  около Кабула, недалеко – Витебская дивизия. В случае столкновения они принимали первый удар. На праздник 23 февраля в столице Афганистана экстремисты провели манифестацию. На площади собралось около сотни человек. Они несли лозунги, написанные на русском языке: «Убирайтесь!», «Москва – Кабул – война!». По тревоге были подняты все подразделения. Солдаты залегли в окопах, танки перекрыли площадь. Митинг продлился до темноты, военные использовали осветительные ракеты, так как ждали провокации со стороны экстремистов. В тот раз обошлось без активных действий – манифестанты разошлись по домам. В переговоры с ними никто не вступал. В принципе и цель митингующие преследовали другую, никаких требований не выдвигали. Просто показали, что они против присутствия советских войск в стране.

В начале мая 1980 года Сергей Овсянников получил приказ о демобилизации. Они были первыми солдатами, покидавшими Афганистан. Привезли парней в Кабульский аэропорт, выдали сопроводительные документы, сказали: «Ждите, прилетит самолет – грузитесь, и домой». А диспетчерской службы нет, никто не объявляет ни номер рейса, ни направление, ни время вылета. Приземлится самолет – парни бегут к пилоту: «Куда летишь?», – «В Фергану»,  – «А нам в Ташкент», – «Ждите, скоро прибудет». Так к одному, другому, наконец нашли свой рейс. Сначала погрузили раненых, война уже набирала обороты, потом отбывающие заняли свои места. Несколько часов полета, и вот он – Советский Союз.

Дома, на Донбассе, Сергей работал на  Краматорском машиностроительном заводе. Романтика позвала в далекие края, и парень устроился в геологоразведочную экспедицию на север Красноярского края. После 1993 года, когда работы по разведке недр были свернуты, перебрался в Малый Хабык, где живет и сейчас.

За нелегкую службу в Республике Афганистан имеет награды, звание воина-интернационалиста.

"Идринский вестник" Редакция газеты