Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
21 апреля, ср
-6°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
21 апреля, ср
-6°

НЕТ ИСТИНЫ В ВИНЕ…

2 ноября 2018
0

– То не ветер ветку клонит…

Тоскливо выводит Екатерина. Был муж – нет его, умер, не дожив до сорока пяти лет. Сын был, кровиночка единственная – где-то сгинул. Не вернулся после армии. Жив ли? Нет известий! За десять лет похоронила пятерых, каждого строго через два года.

Первая ушла в другой мир подруга и любимая сноха Зинаида. Вроде как тропку протоптала. Следом племянника убили. Похвастал друзьям, что денег пятьсот тысяч накопил, строить дом собрался. Вот и нашлась подлая, черная душа. Ни парня, ни денег! Горе-то какое! Третьим был брат, муж покойной Зинаиды. Наркоманы убили, он им лекцию читал о вреде наркотиков, в милицию сообщить хотел. Таки и нашли: наркоманов в коматозе и Ивана, уже мертвого, рядом. Потом мать, не выдержав горя, ушла следом, также с интервалом в два года. А тут муж заболел, онкологию признали. Два года Катерина спасала его, но силы оказались неравными. Вот и осталась одна-одинешенька. Для кого жить?!

А когда мутная жидкость в бутылке переходила за половину, Катерина начинала плакать. И откуда только столько слез бралось? С пятидесяти лет была она на пенсии, по «горячей сетке» ушла. Мужа-то старше на пять лет была. Но жили дружно, весело, в сад вместе ездили. В лес летом. Песни пели. Пить Катя не пила, запаха водки совсем не выносила. Вино-то оно полегче, сейчас вроде пристрастилась, от беды да одиночества. Но от людей скрывает. Подъезды моет. И не оттого, что денег не хватает, а чтоб забыться да на людях побыть. Особенно тяжело в праздники. Народ радуется, ярко светятся окна, всюду музыка. А у нее одно и то же. Бутылка, закуска, воспоминания. И никому-то она не нужна. Все у нее есть: квартира трехкомнатная, с лоджией, на третьем этаже, дача небольшая, гараж, в котором стоит и гниет машина мужа. Квартира брата тоже ей досталась. Не продает Катерина, сыночка ждет, вдруг ему пригодится?!

Люди, живущие рядом, не замечают ее беды, не видят, как убивает себя Катерина алкоголем. Опрятная, добрая женщина, всегда поможет, чем может. За вином она уезжает на другой конец города, чтоб не столкнуться со знакомыми. А в последнее время вино не лезет в горло, разводит газировочкой, так легче.

А в четверг вечером раздался звонок в дверь. «Кто бы это мог быть?» – подумала Катерина.

В глазок двери посмотрела – на площадке сын стоит, дверь распахнула и на шею ненаглядному своему кинулась. Только потом разглядела, что Пашка не один. Рядом стояла худенькая женщина, явно в положении, а за руку ее держалась крохотная, лет трех девчушка.

– Батюшка! Павел, а это кто с тобой? – всплеснула руками Катерина.

– Мама, это жена моя Надя, дочь Алена, в животе у Надюши будущий сынок, – засмеялся Пашка.

– В дом, проходите скорее в дом, – засуетилась Катерина.

Пока гости с дороги мылись, приводили себя в порядок, Катерина собрала стол и припасенную бутылку вина поставила. Маленькая внучка подошла к ней.

– Не надо это, – показала на бутылку. – Фу, бяка! – и топнула ножкой.

Уложили спать Аленку и долго разговаривали. Оказывается, Паша сидел за драку. Надюша к нему ездила, в тюрьме и расписались. Потом жили с Надиной мамой и сестрой. Мать умерла. Тогда они и поехали в Пашин город.

– Господи! Неужели насовсем? – заплакала Катерина.

– Ну, если уживемся, – сказал Павел.

– А что нам уживаться, оставайтесь в этой квартире, а я в братову уйду, та поменьше.

Потом еще долго рассказывала, как хоронила родных, как ждала Пашку. Как было одиноко.

– Все, мамулечка, с этого дня живем дружно и весело, теперь тебе внуков нянчить! А что не сообщал о себе, – стыдно было, боялся огорчить, – утешил сын Катерину.

Ну вот, наконец, и на ее улице праздник за все страдания, невзгоды. А вино? Да ну его! Как Аленка сказала:

– Фу, бяка.

Так оно и есть!

"Идринский вестник" Редакция газеты
adv banner
adv banner