Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
21 апреля, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Идринское
21 апреля, ср

БОРЬБА ПРОТИВ «МИРОЕДОВ»

28 октября 2015
0

В феврале 1928 года в газете «Правда» был опубликован материал, изобличающий кулачество. Было приведено следующее высказывание И.Сталина: «... чтобы вытеснить кулачество как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования и развития. Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества как класса». После этого одно за другим стали появляться постановления Совнаркома, ЦК КПСС и других госорганов о том, какие хозяйства считать кулацкими, как проводить мероприятия по уничтожению «мироедов». В частности, в одном из постановлений были четко определены признаки кулацкого хозяйства. Таковым являлось хозяйство, систематически применяющее наемный труд для сельхозпроизводства; имеющее маслобойню, крупорушку, водяную или ветряную мельницу; если хозяйство сдает внаем сложные сельхозмашины с механическим двигателем, отдельные помещения под жилье или предприятие; если члены семьи занимаются торговлей, ростовщичеством, имеют нетрудовые доходы (таковыми считались служители культа). И что немаловажно – разрешалось видоизменять вышеперечисленные признаки применительно к местным условиям. По сути исполкомы и райкомы могли принять постановление, в котором расширялся список признаков кулацкого хозяйства.

Соответственно, увеличить число раскулаченных.
Зажиточные крестьяне крайне неохотно вступали в колхозы и были не намерены отдавать нажитое имущество в общее пользование. Они старались работать единолично, но государство всеми силами подавляло такое стремление. В связи с чем было принято решение о налогообложении единоличников. В нем устанавливался размер дохода, который учитывали при расчете налога. На едока он равнялся 300 рублям, на хозяйство – не менее 1500 руб.

И опять же доходы могли изменяться исполнительными комитетами в зависимости от местных условий.

Массовые репрессии против крестьян начались после принятия в 1930 году постановления «О мероприятиях по ликвидации крестьянских хозяйств в районах сплошной коллективизации». Согласно ему запрещалась аренда земли индивидуальными крестьянскими хозяйствами, разрешалась конфискация у кулаков средств производства, скота, хозяйственных и жилых построек, кормовых и семенных запасов. Определялись категории кулаков и меры воздействия на них. Например, к первой относился контрреволюционный актив, и его должны заключать в лагеря. Кулацкий актив надлежало высылать в отдаленные местности. Давалась и разнарядка: общее число ликвидируемых хозяйств должно составлять 3-5 % от общего их количества.

В соответствии с данным постановлением ОГПУ должно было в феврале–мае 1930 года направить в концлагеря 60 000 и выселить в отдаленные районы 150 000 кулаков. Устанавливалось «следующее распределение заключаемых в лагеря и подлежащих высылке: Средняя Волга – 3000–4000 в концлагеря и 8000–10 000 на высылку; Северный Кавказ – 6000–8000 и 20 000; Украина – 15 000 и 30 000–35 000; Сибирь – 5000–6000 и 25 000» и т.д. В Северный край надлежало отправить 70 000 семейств; в Сибирь – 50 000; на Урал – около 25 000; Казахстан – примерно 25 000.

И последний пункт данного постановления обязывал в трехдневный срок принять не подлежащий опубликованию декрет о повсеместном запрещении свободного переселения кулаков без разрешения райисполкомов под угрозой конфискации всего имущества; запрещении распродажи кулаками своего имущества и инвентаря под угрозой конфискации и других репрессий.

Масштаб репрессий под видом борьбы с кулаками легко себе представить, опираясь на официальные данные. В Идринском районном архиве хранится более полутора тысяч дел раскулаченных, а сколько не было сдано в архив или было утрачено – никому не известно. Борьба с «мироедами» активно велась в каждом сельсовете, но для примера я взяла несколько дел из Идринского сельсовета.

Дело на Даниила Глухова, дьякона и псаломщика идринской Георгиевской церкви. По карточке, составленной представителями комитета бедноты и налоговой инспекции, у него была жена 52 лет, сын 18 лет и две дочери 9 и 13 лет. Вменялась
в вину ему прежде всего сдача в аренду квартиры, получение нетрудовых доходов служителем культа. Смягчающих обстоятельств не было, поскольку Даниил Глухов в армии не служил, в боях за революцию не участвовал. Поэтому сначала его и жену Пелагею, как иждивенку, лишили избирательных прав, затем обложили налогом в индивидуальном порядке. Начислено к уплате ему было сначала 308,25 руб., затем доначислено еще 74,8 рубля. В 1929 году Даниил Глухов был осужден на два года и выслан. Вернулся в 1936-м и стал обращаться в различные органы по поводу того, что пострадал напрасно. На всех письмах и даже на обложке дела стоит резолюция «отказать». А прокурор Минусинского района ответил, что Глухов был выслан правильно, не как служитель культа, а как кулак, имевший нетрудовой доход – сдавал внаем помещения. Просто буква в букву с постановлением СНК СССР: нетрудовой доход, использование наемного труда и т.д.
И даже участие в боевых действиях спасало далеко не каждого. Например, дело Ивана Журавлева. У него была семья: жена и четверо детей. Он принимал участие в восстании против Колчака в Красноярске. Однако до 1929 года на паях содержал мельницу и имел от нее нетрудовой доход. За что и был лишен избирательных прав.

Против Александра Коробкова показал какой-то Архипов, что он скупал зерно по 200 рублей, а продавал в рассрочку по 300-400 рублей. Что использовал наемный труд – жил у Коробкова П. Осокин (фактически он являлся его сыном). В результате Александр Архипович был раскулачен, лишен избирательных прав, из колхоза исключен. За злостную несдачу хлебных излишков и другие задолженности (по налогам 386,4 рубля) хлебная тройка Идринского райисполкома решила отдать его под суд.

В каждом деле раскулаченных – трагедия семьи. Их ждали переселение в пустующие местности и тяжелый труд, сознание того, что на родной земле им нет больше места. Пройдут десятилетия, прежде чем раскулачивание будет названо репрессией против крестьянства и пострадавшие от него будут реабилитированы. Многие не дожили до этого момента, но их потомкам главное, что восстановлено честное имя человека, работавшего на благо государства, и которого это самое государство старалось уничтожить.

"Идринский вестник" Редакция газеты
adv banner
adv banner