Меню
12+

Сайт «Идринский вестник». ЭЛ № ФС 77-69496 от 25.04.2017 г.

29.10.2018 08:43 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 25.10.2018 г.

КОМСОМОЛ МЕНЯ СОЗДАЛ

Автор: Александр Рябовол

Александр Рябовол

В 1991-м году рухнула мировая социалистическая система. Союз Советских Социалистических Республик – СССР – прекратил свое существование. И чем дальше мы уходим от того времени, тем больше появляется различных мифов и легенд о нем. Особенно среди молодежи. А возникают они от того, что молодым уже непонятно, как мы жили при социализме, они очень многого не знают о том времени, и то, что для нас было само собой разумеющимся, у них просто не укладывается в головах.

Самые простые извращения о том времени, как правило, делятся на две противоположные группы. Первая: все было мрачно и одноцветно, диктатура Коммунистической Партии Советского Союза (КПСС) подавляла намертво все живое, в том числе и мысли, а люди жили в постоянном страхе и жизнь эта была абсолютно беспросветной. Вторая: жизнь была идеальной, все люди были братьями, царило всеобщее равенство, никто никого не подсиживал и не предавал, не было никаких национальных проблем, все было бесплатным – квартиры, образование, медицина, короче, не жизнь, а практически рай.

Разумеется, ни то, ни другое – неправда. В жизни, в отношениях людей никогда не бывает такой однополярности и одноцветности: все только белое или все только черное. Жизнь, как никто другой, умеет так смешать различные колеры, что никакой фантаст никогда придумать не сможет. Особенно это касается жизни индивидуальной, судьбы отдельного человека.

Тем не менее эти искажения продолжают жить на самых разных уровнях человеческого сознания. Несколько лет назад я услышал по телевизору высказывание Льва Лещенко в том плане, что, мол, раньше жизнь была черно-белая, а сейчас стала, наконец-то, цветная. Очень странно было это слышать от человека, чья сознательная жизнь была прожита, в основном, в том якобы черно-белом времени. Подумалось, неужели человек забыл обо всем хорошем, что происходило с ним в молодые годы? Ведь была и учеба, и любовь, и всенародное признание таланта, и дружба, и гастрольные приключения, и, наверняка, многое другое... В этом свете высказывание популярного певца становится странноватым, не правда ли?

Вспоминается телесериал о жизни физрука в пионерском лагере, прошедший по телеэкранам некоторое время тому назад. Название не помню, да это и не важно. Суть в другом. По некоторым признакам я угадал, что действие происходило в середине 70-х годов прошлого века. И меня поразило то, что на протяжении всего фильма над киношным пионерлагерем звучали, с утра до ночи, ура-патриотические пионерские советские маршевые песни. Видимо, по замыслу режиссера, это должно было передать дух того времени.

Однако в жизни, повторюсь, никогда не бывает так просто и односложно. Именно в 1975-м году я был на педагогической практике в пионерском лагере «Радуга», что недалеко от Красноярска. Мы называли его «Рауга», потому как в надписи на воротах лагеря буква «д» отсутствовала, вместо нее зиял пробел. И как вы думаете, в основном какая музыка звучала над нашей «Раугой» в самый, как потом выяснилось, расцвет застоя? Не угадаете! Это были «Битлз» и «Роллинг Стоунз».

Но особенно ярко проявляются противоречия в восприятии прошлой жизни в наши дни в так называемых соцсетях. Вот уж где кипят нешуточные страсти! Одни рисуют прошедшие годы сплошной черной краской, обвиняя правящую тогда коммунистическую партию во всех смертных грехах. Вторые, всерьез болея ностальгией, с пеной у рта доказывают, что в СССР было создано идеальное общество. И те, и другие не жалеют красочных слов и жутчайших оскорблений, пользуясь анонимностью и безнаказанностью интернета.

В этой полемике про Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи – ВЛКСМ – вспоминают редко, в основном ко дню его рождения, 29 октября. Говорят о нем, как правило, только хорошее, ностальгируя по временам своей безвозвратно ушедшей юности. Не буду отступать от этой традиции и я, вполне допуская, что, родись я в другое время и в другом месте, на меня повлияла бы в равной степени другая какая-нибудь молодежная организация. Но что было, то было, из песни, как говорится, слов не выкинешь и прошлое не изменишь. Да оно и ни к чему!

Во время празднования 90-летнего юбилея комсомола, в Богучанах, в 2008 году, в моем выступлении прозвучало предложение издать к 100-летию книгу воспоминаний о своей комсомольской юности. Искренне считаю, что каждый человек по-своему уникален и неповторим, а его сознание – это отдельная маленькая вселенная. Уходит человек – и эта вселенная гаснет.

А повториться ей, к сожалению, не дано никогда. Поэтому мы обязаны оставить хоть какой-то свой зримый след в истории, чтобы последующие поколения хоть что-то могли узнать о былых временах из первоисточников, каковыми являются воспоминания отдельных личностей, пусть и несовершенные с литературной точки зрения. Историческая ценность таких воспоминаний как раз в том и заключается, что они являются непридуманной правдой, объективно свидетельствующей о прошедшем времени.

В Советском Союзе была создана система воспитания подрастающего поколения: октябрята, пионеры, комсомольцы и коммунисты. Пройдя все эти ступени, человек должен был стать убежденным ленинцем, настоящим строителем коммунизма. Прошел все эти стадии и я. Не сам прошел, естественно, жизнь вела меня по единственно возможному пути, на котором сыграли свою роль и случайности, о которых скажу ниже.

В детстве я был чрезвычайно застенчивым и робким. Обратиться к другому, а не дай бог, к чужому человеку для меня было настоящей пыткой. Однако учился я в начальных классах на одни пятерки, учеба давалась очень легко, ибо к семи годам читал уже как взрослый, что по тем временам было редкостью. А отличников всегда обкладывали дополнительными поручениями: звеньевой, командир отряда, председатель пионерской дружины школы и т.д.

После школы поступил в строительный техникум на архитектурный факультет, но учиться не стал, понял, что это не мое. Вернувшись домой, в Идринское, работал временно корректором в редакции, потом печатником в типографии газеты «По ленинскому пути», откуда был приглашен в райком комсомола своим бывшим учителем физики, который к тому времени стал первым секретарем.

Работа инструктором дала многое в плане становления характера, но, определившись, наконец-то, с жизненными приоритетами, я поступил в Красноярский государственный педагогический институт на филологический факультет.

Сразу скажу, что работать учителем не было ни малейшего желания, мечтал стать журналистом, пойти по стопам отца, но соответствующий факультет был только в Иркутске, а в Красноярске училась моя одноклассница, которая впоследствии стала моей женой.

В институте мне не пришлось поработать в комсомоле, потому что был назначен старостой группы. Но вот институт успешно окончен, и в 1977-м году, в августе, я прибыл со свободным дипломом в Богучаны.

Зная о том, что вакансий учителей русского языка и литературы в школах района на данный момент нет, в районо, естественно, не пошел, не очень-то бы и хотелось, а направился прямиком в редакцию «Ангарской правды». Однако не ждали меня и там – сотрудники не требовались.

Не солоно, как говорится, хлебавши, направился домой. Проходя мимо райисполкома, я увидел вывеску: «Богучанский РК ВЛКСМ». И, памятуя о том, что, работая в Идринском РК ВЛКСМ, приходилось заниматься трудоустройством молодежи, зашел.

Второй секретарь Тамара Попова, узнав о моей проблеме, почему-то обрадовалась. Оказалось, что она, будучи прирожденным педагогом, чувствовала себя в кресле комсомольского работника неуютно. Ей хотелось обратно в школу, но замены не было и ее не пускали. Все кадровые вопросы решал районный комитет партии, а Тамара была коммунистом.

Вот так, практически случайно, я и стал вторым секретарем Богучанского райкома комсомола, правда, для этого пришлось срочно вступить в партию, но тут уж от меня ничего не зависело, поезд уже набрал ход. И вот это уже была настоящая школа становления характера, которая впоследствии очень помогла мне в моей журналистской работе.

Первая же моя командировка в Заледеево закончилась огромной статьей в «Ангарской правде», в которой содержались призывы ко всем комсомольцам быть активными. Но если со словом было все в порядке, то в публичных выступлениях я еще не чувствовал себя как рыба в воде, а ведь приходилось и на собраниях выступать, и лекции читать. Не мог я до конца перебороть боязнь трибуны.

Помог опять же случай. Как-то в конференц-зале райкома партии была какая-то лекция, выступал с которой молодой лектор из Красноярска. Темы не помню, помню только, что сидел и недоумевал – чего он там трется-мнется, чего-то стесняется. Вышел на трибуну, говори как надо – четко, громко и по делу, люди же пришли в надежде услышать что-то умное и дельное, а не смотреть, как ты стесняешься.

И тут меня осенило: а я сам ведь, наверное, так же выгляжу со стороны! Вывод пришел сам собой: выходишь на трибуну – веди себя так, как того ожидают сидящие в зале люди. Представь себе, что и ты там сидишь и слушаешь. Этот вывод и привычка ставить себя на место своих визави очень пригодились впоследствии в журналистской работе. Пришла уверенность в себе, появилась привычка предварительной подготовки к тем или иным мероприятиям, а это давало дополнительные возможности и для импровизации по ходу дела.

Впрочем, этот случай – лишь один из многих в практике общественной работы, сыгравших роль в становлении моего характера. И я благодарен комсомолу за это. Работа в комсомоле позволяла встречаться с интересными людьми, приобщаться к жизни страны. Комсомол старался воспитывать в молодых людях активную жизненную позицию, неравнодушие к происходящему рядом и в мире в целом.

Сейчас кто-то из молодых читателей может спросить, а почему же такая полезная, а главное, такая большая и мощная организация так быстро развалилась? Ну, во-первых, не совсем развалилась, а стала одной из многих, а во-вторых, потому и сдулась так быстро, что была огромной и единственной.

В последние годы своего существования комсомол был очень забюрократизированной организацией, что было неизбежно в условиях отсутствия какой бы то ни было конкуренции. Помню, я пытался спорить с одним из ответственных работников краевого комитета комсомола, настаивавшем на необходимости планирования приема в комсомол от достигнутого и на обязательности стопроцентного приема в комсомол призывников в Советскую Армию. Спорить было бесполезно – это была глухая стена, о которую, в конце концов, и разбился комсомол.

Практически то же самое можно сказать и о коммунистической партии и о Советском Союзе в целом: была тотальная заорганизованность и забюрократизированность. Попытки всеобъемлющего планирования и контроля, вплоть до того, что человек должен смотреть и слушать, приводили к постоянному дефициту, в том числе и свежих мыслей и идей.

Нельзя скидывать со счетов и целенаправленное влияние Запада, где жизнь человека была более обеспеченной и благополучной, по сравнению с последними годами существования Советского Союза. Советский человек, не дождавшись обещанного коммунизма, просто устал от тотального дефицита, от необходимости все доставать по блату, от усиливавшегося расслоения народа и правящей верхушки, которая, несмотря на свои же призывы ко всеобщему равенству, не хотела жить как все.

Именно поэтому появление у власти безответственного человека, у которого язык работал вперед мозгов, и позволило в кратчайшие сроки рухнуть величайшему в истории государству, созданному на идеальных принципах человеческого общежития.

Впрочем, это только лишний раз доказывает, что идеалы – они и есть идеалы, и что в жизни ничего идеального не бывает. А жаль, очень жаль!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3